Пол Гэллико
 
ДЖЕННИ
 
Глава 1. КАК ЭТО ВСЕ НАЧАЛОСЬ


Питер подумал, что его сшибла машина, хотя помнил только, как он
вырвался от няни и побежал через дорогу к скверику, где полосатая уличная
кошка грелась и умывалась на весеннем солнышке.
Няня закричала, что-то стукнуло, и сразу стало темно. А сейчас Питеру
было больно, как тогда, когда он бежал за мячом, упал и ободрал ногу.
По-видимому, он лежал в постели, в няня как-то странно глядела на него.
Мамы не было, но Питер не удивился: мама вечно куда-то спешила, наряжалась и
уходила, оставляя его с няней. Конечно, в восемь лет няню иметь поздновато,
но у мамы не хватало времени ни погулять с ним, ни посидеть перед сном.
Если Питер лежал в постели, значит, он был болен, а если ты болен,
может случиться, что мама с тобой посидит, когда вернется, и даже разрешит
завести котенка.
Котенка он хотел, сколько себя помнил, лет с четырех, когда летом на
ферме увидел целую корзину белых и рыжих меховых клубочков и белорыжую
кошку, которая гордо и нежно облизывала их одного за другим. Она была
теплая, мягкая, и внутри у нее что-то урчало и подрагивало. Потом он узнал,
что это бывает, когда кошке очень хорошо.
С тех пор он и хотел завести котенка, но ему не разрешали. Жили они в
небольшой квартире на Кэвендиш-сквер. Папа, полковник Браун, в городе бывал
редко и против котенка не возражал, но мама говорила, что и так у них
повернуться негде. Но главное - кошек боялась няня, а мама боялась, как бы
няня не ушла.
Питер ко всему этому привык и знал, что такова жизнь, но тосковал он
сильно и дружил со всеми местными кошками, а кошек бездомных он таскал
домой, и как-то ему удалось тайком от няни продержать одну из них в комоде
целых два дня. Вообще же няня гнала их шваброй, а если кошка забивалась в
угол, хватала ее за шкирку и выбрасывала за дверь. Питер уже и плакать
перестал, то есть плакать он плакал, но тихо и даже без слез.
А сейчас, лежа в постели, он решил поплакать громко, но почему-то не
смог. Да и все было как-то непонятно: кровать качало, она куда-то плыла,
нянино лицо становилось все меньше, и ему казалось даже, что это не няня, а
кошка, к которой он бежал через дорогу, когда его сшиб грузовик.
Собственно, это кошка и была, она сидела перед ним, улыбалась н ласково
смотрела на него большими глазами, круглыми, как нянины очки. Он заглянул в
них, и ему стало легче, словно он окунулся в прохладное изумрудное озеро. От
кошачьей улыбки, наоборот, становилось уютно и тепло. Одно удивило его: в
глазах, как и в очках, он отражался, но не мог узнать своего отражения.
Голова была круглая, как будто кошачья. Он посмотрел на свои руки и увидел
белые кошачьи лапы. И тогда он понял, что, собственно, лежит не в постели, а
на постели. Одеяла на нем нет, а сам он покрыт белым шелковистым мехом.
Полосатая кошка куда-то исчезла, и вместо нее у кровати появилась
огромная няня.
- Брысь! - заорала она. - Ах ты, опять кота притащил!
- Няня! - закричал Питер. - Это я! Я не кот!
- Я тебе помяукаю! - возопила няня и замахнулась на него шваброй.
Он забился в угол. Она схватила его за шкирку и понесла к дверям на вытянутой
руке, хотя он беспомощно болтался и жалобно кричал.
Причитая и бранясь, она пробежала вниз по лестнице, вышвырнула его на
улицу и с силой захлопнула дверь.
 
 


Russian Cats Portal 2008 © 2018