Глава 10. СКОЛЬКО СТОЯТ ДВА БИЛЕТА ДО ГЛАЗГО

Двери были повсюду открыты, и Дженни, опытная в морском деле,
беспрепятственно пробиралась в кладовую при камбузе. Железная лесенка вела
оттуда вниз, в большое помещение, где стояли холодильники, а на полу лежали
припасы, рассчитанные на все плавание. Там царила тьма, только вдалеке слабо
светилась лампочка, но у кошек зрение острое, и они ловко двигались среди
бочонков, ящиков и коробок. Именно тут Питер увидел и упустил свою первую
мышь.
Ошибки Питер сделал такие: не прикинул расстояние, прыгнул сразу,
летел, растопырив лапы и разинув рот. Конечно, когда он приземлился, мыши не
было и в помине. Он лязгнул зубами и ударился с размаху о железный ящик,
страдая от того, что так опозорился при Дженни.
- Ах ты, не подумала!.. - сказала Дженни. - Откуда ж тебе было
научиться?.. Ну, сейчас и начнем...
- Неужели всему надо учиться? - сердито и жалобно вскричал Питер.
- Конечно, - отвечала Дженни. - Главное - практика. Даже я разучусь,
если не буду тренироваться. Ненавижу такие слова, но здесь нужно мастерство.
Ловить надо лапами, а не ртом, но самое важное - приготовиться. Гляди-ка, я
покажу...
Она отползла от мыши и принялась раскачивать все шире заднюю часть
тела. "Мы качаемся так не для забавы, - говорила она, - и не по слабости
нервов. Если стоишь неподвижно, гораздо труднее подпрыгнуть и приземлиться,
где хочешь. Попробуй, увидишь сам".
Питер попробовал. Сперва выходило очень неуклюже, но вскоре он нашел
нужный ритм и, удачно раскачавшись, стрелой взлетел вверх.
Вслед за этим стали отрабатывать положение лап в полете. Вся суть в
том, чтобы в воздухе, на лету очень быстро бить лапами. Сделать это гораздо
труднее, чем кажется, ибо ты, работая передними лапами, должен вовремя
приземлиться на одни только задние.
Вторую мышь он чуть-чуть не поймал. Упустил он ее по излишней
старательности, и Дженни его похвалила, а в реестр ошибок занесла чрезмерную
быстроту и недостаточно точный глазомер.
- Ждать надо больше, - пояснила она - Мыши туповаты и не почешутся,
пока ты их не испугаешь, да и то еще посидят, подрожат, так что времени
завались.
Третью мышь Питер поймал очень ловко. Дженни снова похвалила его и,
когда он галантно преподнес ей добычу, с удовольствием ее съела.
Следующих мышей они оставили целыми: Дженни хотела предъявить команде
образцы работы - Питера и своей.
Ночью Питер проснулся от неприятного чувства. Пахло по-новому, очень
гадко, а в углу сверкали красные огоньки. Не в силах шевельнуться, он почуял
усами, что и Дженни проснулась. Сейчас она впервые использовала этот вид
связи, сигнализируя: "Опасность! Я не могу тебе помочь. Смотри на меня и
учись, как знаешь. А главное - что бы ни случилось, не шевелись и не
двигайся, не издавай ни звука".
Сердце у Питера колотилось, и он видел сквозь тьму то, что ни в малой
степени не напоминало веселую мышиную охоту. Дженни вся подобралась,
напряглась и, втянув голову, стала подползать к врагу. Движения ее были
осторожны и значительны, как никогда. У Питера пересохло в горле, и он
почувствовал, как дрожат его усы, но с места он не двигался.
Дженни стлалась по полу. Вдруг она замерла, вытянулась и секундудругую
пристально глядела на жертву.
Измерив расстояние, она медленно собралась в стальной, покрытый мехом
шар, покачнулась влево, вправо и взлетела в воздух.
Мерзкая тварь успела обернуться, Питер увидел острые зубы и чуть не
крикнул: "Берегись!", но вспомнил приказ и не издал ни звука. Тогда и увидел
он чудо: Дженни сделала в воздухе полуповорот и упала на спину врага.
Питер зажмурился. Долгую минуту он слышал дикий скрежет когтей и
страшный лязг зубов, но Дженни своих зубов не размыкала. Наконец челюсти ее
сомкнулись, и что-то тяжело шмякнулось на пол.
- Мерзость какая! - сказала Дженни. - Терпеть их не могу. И заметь,
если они тебя укусят, ты захвораешь, а то и умрешь. Всегда я этого боюсь...
- Ты самая смелая кошка на свете, - искренне сказал Питер.
Но Дженни даже не обрадовалась. Она жалела, что втравила друга в такое
опасное дело.
- Учиться на них нельзя, - сказала она. - Себе дороже. Давай хоть
отработаем поворот! Во всем остальном делай, как я, и помни, что малейшая
ошибка может стоить жизни. Пока что предоставь их мне, да получше гляди. - И
Дженни принялась мыться, а у Питера прошел холодок по спине.
Кошек обнаружили на седьмом часу после отплытия. Когда чернокожий кок
зашел в кладовую, он увидел, что на полу аккуратно лежат в ряд восемь мышей
и три "этих". Половину мышей поймал Питер и жалел, что не может поставить на
них подпись.
Негр широко улыбнулся, отчего лицо его стало совершенно треугольным -
кверху уже, книзу шире - и сказал:
- Вот это да! Пойти показать капитану...
Нравы на судне были простые, и кок действительно пошел на капитанский
мостик. Там он поведал всю историю и развернул фартук, куда сгрузил образцы.
Капитан взглянул, пошатнулся и приказал немедленно вышвырнуть все в воду. Он
и вообще был не в духе, но кошек разрешил оставить, хотя велел рассадить их
по разным местам.
И друзей впервые разлучили: Дженни отрядили в кубрик к матросам, Питера
- в офицерские каюты.
- Не беспокойся! - успела крикнуть Дженни. - Друг друга мы найдем. А
если встретишь эту, не раздумывай и не играй.
Тут ее схватили за шкирку и унесли.


Russian Cats Portal 2008 © 2018