Глава 2.
КАК ПИТЕР БЕЖАЛ С КЭВЕНДИШ-СКВЕР


На улице было холодно и сыро, солнце скрылось, небо обложило тучами, и
начался дождь.
От страха и тоски Питер взмяукнул так жалобно, что женщина из дома
напротив сказала мужу:
- Господи! Прямо как ребенок.
Она отодвинула занавеску, и Питер закричал ей:
- Пустите меня! Пожалуйста! Меня выбросили из дому...
Но соседний муж ничего не понял и сказал так:
- И откуда они берутся? А ну брысь!
Тут к дому подъехал газетчик на велосипеде и в надежде на чаевые
поддержал клиента, стукнув Питера по спине туго свернутой газетой. Питер
кинулся прочь, сам не зная куда, чудом увернулся от огромной машины, но его
окатило грязной водой.
Мокрый насквозь, он в первый раз огляделся и увидел очень странный мир,
состоявший главным образом из тяжелых ботинок и туфель на высоких каблуках.
Кто-то сразу наступил ему на хвост. Питер заорал, и сверху раздался злой
голос:
- Так и шею сломаешь! А ну брысь!
После этого вторая нога ловко ударила Питера прямо в бок, и несчастный,
себя не помня от страха, кинулся неведомо куда.
Лондон стал совсем другим, и все, что прежде так привлекало и радовало
- звуки, запахи, светлые витрины, голоса, шум и шорох колес, - теперь
пугало его больше и больше. Прижав уши и вытянув палкой хвост, Питер бежал
по дождливому городу, то выскакивая на ярко освещенные улицы, то ныряя в
черные аллеи и кривые переулки. И на свету и в темноте было одинаково
страшно, а хуже всего был дождь.
Когда Питер был еще мальчиком, он дождь любил, но коту очень трудно под
дождем. Мех у него слипся клочьями и больше не грел, холодный ветер хлестал
прямо по обнажившимся полоскам кожи (а у котов кожа тонкая), и, как быстро
Питер ни бежал, согреться он не мог. Холодно было и подушечкам на лапах,
прикасавшимся к мокрым плитам. Но хуже всего было не это: весь город,
совершенно весь, стал ему врагом.
Питер бежал, останавливался, опять бежал, опять стоял, думая, что
больше бежать не в силах, но хлопала дверь или вывеска, разбивалась бутылка,
и мальчик, обратившийся в котенка, кидался прочь.
Улицы снова изменились, и он все медленней бежал мимо огромных зданий и
железных ворот, пересекая иногда узкие рельсы. Видел он и склады в слабом
свете фонарей, а потом и доки, потому что дикое его бегство вело его вниз по
Темзе.
Когда бежать он больше не мог, он заметил открытую дверь, из-за которой
приятно пахло. За ней оказались мешки с зерном, а на полу была солома.
Цепляясь за мешки когтями, Питер взобрался наверх, примостился поудобней и
услышал:
- А ну брысь! Пошел, пошел...
Голос был нечеловеческий, но Питер все прекрасно понял, открыл глаза -
и, хотя на складе света не было, ясно увидел большого бурого кота с
квадратной головой и уродливым шрамом на носу.
- Простите, - сказал Питер, - я не могу уйти, я устал.
- Вот что, сынок, - сказал бурый кот. - Это место мое, понятно? Давай
уматывай!..
- Никуда я не пойду, - с неожиданным упрямством сказал Питер.
- Ах, не пойдешь? - ласково сказал кот, хрипло заурчал и стал расти
на глазах, словно его надували насосом. Питер успел пробормотать: "Да вы
что, да тут места хватит..." но кот прыгнул прямо на него и первым ударом
сшиб с мешков, вторым - покатил по полу. Они единым клубком докатились до
дверей, и, вылетая на улицу, Питер еще слышал последние угрозы.
 
 
 


Russian Cats Portal 2008 © 2018