Глава 20. ВСТРЕЧА


- Вон тот, - пояснил он, - маленький. Дом и вправду был очень мал, в
два этажа, и лепился к другому, большому. Однако он был красив, а над черной
дверью, окаймленной светлым деревом, обычно висела сверкающая медная
табличка. Но сейчас еще с угла Питер увидел, что таблички больше нет, а на
окнах гостиной нет занавесок. Больше того, в уголку окна белело маленькое
объявление, сообщавшее, что домик сдается.
Питер сел перед дверью и часто заморгал, чтобы скрыть слезы. Он знал,
что сейчас его не утешит и умывание. Ему так хотелось показать Дженни, какая
красивая у него мама, а маме и папе - как сам он ловок, не то что прежде,
когда няня переводила его за ручку через улицу.
Дженни подсела к нему и сказала:
- Ох, Питер, люди всегда так!.. Уходят, бросают нас...
Она сама чуть не заплакала, но сдержалась, и принялась умывать его так
нежно, что Питер разрыдался. Ему стало невыносимо больно, что он напомнил ей
о ее беде, он принялся умывать ее, и тогда разрыдалась она. Так нарушили они
повеление мистера Блейка: жалобное и громкое мяуканье потревожило местных
жителей. В большом доме открылось окно.
- Не надо, киски!.. - сказал кто-то. - Идите отсюда, не могу...
Из окна высунулась хорошенькая девушка, длинные каштановые волосы
свесились вниз. Это увидел сквозь слезы Питер; но Дженни увидела что-то
другое и вздрогнула, словно то был призрак. Потом она застыла с поднятой
лапкой, глядя вверх.
Глаза у девушки округлились, засветились, и она закричала:
- Дженни! Дорогая моя! Подожди! Не уходи, я сейчас...
Головка исчезла, по лестнице простучали шаги, дверь распахнулась,
девушка схватила кошку и стала ее целовать, громко причитая:
- Дженни, Дженни!.. Это ты!.. Я тебя нашла... Нет, это ты меня
нашла... Какая ты умная... Дорогая моя, дорогая, миленькая...
Дженни обвилась вокруг ее шеи живой горжеткой и замурлыкала громче
самолета. В доме открывались окна, Бетси кричала кому-то:
- Мама, мама! Дженни ко мне вернулась! Она меня нашла! Иди сюда,
посмотри!..
Высокая женщина спустилась вниз. Питер снова вспомнил свою маму, и
сердце у него сжалось. Из окон глядели люди, и Бетси им кричала, как Дженни
потерялась три года назад, а теперь нашлась. Питер слушал ее, и боль его
сменялась радостью. Насколько он понял, дело было так: пока здесь кончали
ремонт, семья жила в гостинице. В то самое утро, когда они должны были
въехать в квартиру и собирались пойти за Дженни, Бетси тяжело заболела, ее
увезли в больницу, а мать была при ней. Когда же опасность миновала, Дженни
в покинутом доме не нашли.
Питер стал переводить это Дженни, но рассказ не произвел на нее особого
впечатления.
- Мне все равно, - сказала она. - Главное, что мы с ней вместе.
Понимаешь, я могу простить ей что угодно...
Питера удивила такая поистине женская точка зрения, и на секунду
кольнуло предчувствие одиночества, но он подавил его, не желая думать ни о
чем, кроме счастья своей подруги. И тут Дженни сказала ему:
- Нам будет хорошо, они тебя полюбят...
Однако ни Бетси, ни ее мама его не замечали. Когда первое волнение
улеглось и девочка пошла в дом, Питер двинулся за нею, но мать ее, увидев
большого белого кота, мягко подтолкнула его обратно и произнесла:
- Нет, нет, ты уж прости... Мы не можем взять всех кошек. Беги домой!
И, как тогда, вначале, дверь захлопнулась, а Питер остался один на
улице. Правда, на сей раз из-за двери донесся крик: "Питер, Питер!..", - и
вслед за ним потекли волны Дженниных мыслей: "Не уходи, подожди! Иди в дом
38 и жди меня. Они не понимают про нас. Главное, не беспокойся".


Russian Cats Portal 2008 © 2018