Глава 23. СПЛЕТНИ И ПОИСКИ


Когда темный хвостик исчез в кустах, раненный в сердце Питер побежал
через парк к одинаковым серым домам, но на улице уже не было и следа его
вероломной подруги. Она не подождала, не передумала - она и впрямь покинула
его.
Тогда, внезапно очнувшись, Питер вспомнил про Дженни, и ему стало
страшно.
Он представил себе, как она проснулась, не нашла его рядом. Не умываясь
и не завтракая, он побежал рысцой на юго-запад, чувствуя, что Кэвендишсквэр
именно там.
Бежал он весь день, истоптал лапы, но, достигнув цели, припустил к дому
38. Сердце у него страшно билось. Он вбежал в подвал, оглянулся и не узнал
никого. В их закутке сидел большой сердитый кот. Завидев Питера, он грозно
зарычал.
- Простите меня, - сказал Питер, - я ищу одну кошку... Это было наше
место...
- А теперь не ваше, - оборвал его кот.
- Я понимаю, - продолжал Питер. - Я просто ее ищу. Вы ее часом не
видели? Дженни Макмурр...
- Не слыхал! - ответил кот. - Я тут со вчерашнего дня.

Питеру становилось все хуже. Ни одна кошка не слышала про Дженни, и ему
уже казалось, что он отсутствовал не трое суток, а три года или три века.
Когда это чувство стало особенно нестерпимым, в дом скользнули две
кошки, и, хотя было полутемно, он сразу узнал их.
- Пуцци, Муцци! - воскликнул он. - Как хорошо! Это я, Питер!
Они остановились и переглянулись. Потом Пупци холодно сказала:
- Ах, вы пришли?..
- Да, - не унимался он. - Я ищу Дженни. Вы не могли бы сказать, где
она?
Они переглянулись снова, и Муцци ответила:
- Нет, не могли бы.
Питеру стало совсем страшно.
- Почему? - спросил он.
- Потому, - отвечали они хором, - что мы вас видели!..
- Меня? - не понял он.
- Вас и эту... иностранку. - И обе высоко задрали носы, что было
удивительно, ибо ни Пуцци, ни Муцци не могли похвастаться английским
происхождением. - Мы сразу сообщили все Дженни.
- Ну, зачем это вы! - вскричал он. - А что она сказала?
- Она не поверила, - признались сестры.
- А эта ваша... - оживилась Пупци. - Тут ее знают как облупленную.
Нет, только мужчина может быть таким дураком. Наутро Дженни ушла: значит,
поняла, что мы правы.
- Вероятно, вы ее ищете? - спросила ехидно Муцци.
- Да, - сказал Питер, не заботясь о том, что эти праведные сплетницы
видят его горе.
- Что ж, - пропели они дуэтом, - вы ее не найдете. - И отвернулись,
высоко задрав хвосты, подрагивающие от гнева.
А он уселся под окном у Бетси и просидел там всю ночь. В окнах
загорались и гасли огни, однажды он увидел каштановую головку в желтом
сиянии света, но волосы не сливались с кошачьим мехом - Дженни на плече не
было. Потом все огни потемнели. Когда гореть остался лишь уличный фонарь,
Питер стал нежно звать подругу, но не услышал в ответ ни звука и не принял
ни одной волны. Наконец кто-то крикнул "Брысь!" и хлопнул рамой.
Больше взывать он не смел, тем более что вспомнил запреты всесильного
мистера Блейка. Но с места не ушел на тот случай, если Дженни молчит, к утру
смилостивится.
Пришел молочник, небо на востоке посерело, потом стало перламутровым, и
наконец утро началось. Но жители здешних домов просыпались позже, чем
солнце.
Когда вышли Бетси и ее мама, Питер кинулся к ним, взывая:
- Бетси, Бетси! Где же она? Я ее обидел, я ее ищу...
Но Бетси ничего ие поняла, она просто увидела, что крупный белый кот,
истошно мяукая, несется к ней. Он ей что-то напомнил, она приостановилась,
но не узнала его и пошла дальше. А Питер услышал, как она говорит матери:
- Мама, ты думаешь, она вернется?
- Бетси, - сказала мать, - уверена ли ты, что это она?
- Что ты!.. - воскликнула Бетси. - Другой такой кошки нет на свете!..
Сердце у Питера мучительно сжалось. Да, другой такой кошки нет, а он ее
потерял.
Больше здесь делать было нечего. Он понял, что Дженни покинула эти
места, и отправился через город, к докам. Думал он только о Дженни и не
замечал, каким бывалым уличным котом стал за это время. Теперь его не пугали
ни шум, ни люди: опасностей он избегал инстинктивно, мог исчезнуть и
безошибочно угадывал, где спрятаться. А мысли его были заняты другим - он
принимал за Дженни каждую кошку.
То он решал, что пропустил, не узнал ее, то ему казалось, что надо
завернуть за угол и застать ее врасплох. Он совсем измучился, он ведь не ел,
не пил, не умывался, и мех его утратил свой лоск и даже белизну.
День сменялся ночью, ночь сменялась днем; он плохо это замечал, спал
мало, где придется и видел лишь улыбку Дженни, ее заботливый взгляд, ее
ловкие движения. Все умиляло его, даже ее смешная гордость, когда она
говорила о своих предках.
Добравшись до лондонских доков, он побежал туда, где могла стоять
"Графиня Гринок". Действительно, она была в порту. На палубе сидел черный
кок и пел печальную песню. Завидев Питера, он крикнул:
- Эй, котяга! Где ж ты был? Где твоя девица? Ее тут не было... Шли бы
оба к нам, у нас мышки-крыски развелись...
Питер глядел на него, онемев от горя. Негр его понял. Он встал, покачал
головой и сказал:
- Не гляди на меня, кот! Сказано тебе, я ее не видел. Может, придет
еще... А ты поработай пока, чего там! Ну, как? Исхудал ты...
Но Питер кинулся прочь, ничего не видя от слез. Он не знал, куда бежит,
и не думал об этом. Он бежал, бежал, бежал и нигде не останавливался. Вдруг
у какой-то дырки он остановился. Он почему-то понял, что туда непременно
надо нырнуть.
В темноте ему стали мерещиться оконце под потолком, складки желтого
шелка, овальный медальон. Питер полз по трубе, и видел маленькую корону под
буквой "N". Чтобы удержать эти видения, ему хотелось остановиться, но что-то
гнало его вперед. У входа в комнату он снова остановился и одним прыжком
прыгнул на кровать.
- Дженни! - кричал он. - Дженни, Дженни!.. Неужели я нашел тебя?..
- Здравствуй, - сказала Дженни. - Я тебе рада. Я долго тебя ждала.
Она поднялась, тронула носиком его нос и тогда уж закричала:
- Господи, какой ты тощий! Поешь скорей!.. Сейчас...
Спрыгнув на пол, она подтащила к кровати хорошую мышь. Глаза ее
светились гордостью, когда Питер, осторожно сойдя на пол, не спеша съел
половину и остановился.
- Нет, - сказала она. - Ешь, я сыта.
Когда он начал умываться, она сказала:
- Ты устал. Дай-ка лучше я!..
Питер лег на бок, закрыл глаза, и шершавый язычок стал заботливо
смывать с него усталость, грязь и вину.


Russian Cats Portal 2008 © 2018