Глава 4.
ПИТЕР РАССКАЗЫВАЕТ О СЕБЕ


Хуже, чем он начал, Питер начать не мог. Он сказал:
- Я не кот, я мальчик.
Дженни странно заворчала, и хвост ее увеличился вдвое.
- Кто? - переспросила она.
- Ну, мальчик... человек... - робко объяснил Питер.
- Ненавижу людей! - воскликнула Дженни.
- А я кошек люблю, - сказал Питер, и так ласково, что хвост у нее стал
уменьшаться. - Наверное, люди тебя обидели... Ты уж прости, я человек. Меня
зовут Питер Браун, мы живем на Кэвендиш-сквер, дом 1... То есть я там больше
не живу...
- Да брось ты выдумывать! - фыркнула Дженни. - Ты самый что ни на
есть кот: и с виду, и по запаху, и... М-да, ведешь ты себя не по-кошачьи...
Постой, постой... Значит, так: ты спорил с Демпси, да еще и у него на
работе... - Дженни явно подсчитывала примеры, и даже казалось, что она
загибает коготки. - Мышь не хотел есть... а потом съел всю, не подумал обо
мне... Нет, нет, я не сержусь, но кошки так не делают. Да, главное забыла!
Ты ел прямо здесь, где спишь, а когда поел, не умылся.
- Мы моем руки перед едой, - сказал Питер.
- А мы моемся после! - твердо сказала Дженни. - Это гораздо умней.
Пока ешь, перепачкаешься. Да, ты не кот... В жизни такого не слышала!..
- Хочешь, я тебе расскажу, как это все случилось? - спросил Питер.
- Расскажи, пожалуйста, - сказала кошка и пристроилась поудобнее.
Теперь он начал с самого начала, описал ей и свою квартиру и скверик,
похвастался, что папа служит в армии и дома почти не бывает, пожаловался,
что мама тоже почти не бывает дома, и днем это еще ничего, а когда ляжешь -
грустно, и, наконец, поведал о том, как хотелось ему завести кошку.
Про маму он рассказал еще, как хорошо от нее пахнет, что она очень
скучает без папы, и ей надо ездить по гостям.
Дженни призналась, что и сама любит хорошие запахи, но очень
рассердилась, что Питеру не разрешали взять котенка. "Повернуться негде! -
негодовала она. - Да мы и места не занимаем... и никого не трогаем, если к
нам не лезут..." Но няню она поняла и на нее не обиделась.
- Бывают такие люди, - сказала она. - Боятся нас, и все. Мы ведь тоже
иногда кого-нибудь боимся. Но с такими хоть знаешь, что к чему. А вот если
кто тебя любит... или говорит, что любит...
Она не договорила, быстро отвернулась и принялась яростно вылизывать
себе спинку. Чтобы ее отвлечь, он стал рассказывать про вчерашние события,
но только он упомянул кошку в скверике, Дженни оживленно спросила:
- А она красивая? Красивей меня?
Питер вспомнил хорошенький меховой шар с пышными усами, но обижать свою
спасительницу не захотел. Сама она красотой не отличалась. Правда, глаза у
нее были ничего, но при такой худобе какая уж красота. Однако он смело
воскликнул:
- Ты куда красивей!
- Нет, правда? - переспросила Дженни, и Питер услышал впервые, как
она мурлыкает.
Когда он досказал все до конца, она долго думала, глядя вдаль. Наконец
она повернула к нему голову и спросила:
- Что же нам делать?
- Не знаю, - сказал Питер. - Если уж я кот, что тут поделаешь!..
Дженни положила лапку ему на лапку и сказала:
- Котом сразу не станешь. Надо нам будет позаниматься.
- Чего там, - сказал Питер, которому заниматься надоело. - Ешь мышей
да урчи, только и всего.
Дженни было обиделась, но мордочка ее почти сразу стала ласковой и даже
как будто красивой.
- Я тебя всему научу, - пообещала она. - Только никому не говори, что
ты мальчик. Мне сказал, и ладно, другим не говори, не поймут.
Питер кивнул, и Дженни нежно погладила его. Лапка у нее двигалась так
мягко, что Питеру стало совсем хорошо.
- Что ж, начнем, - сказала Дженви. - Чем раньше, тем лучше. Первое и
самое главное - умывание. Кошкам надо знать, как умываться и когда. Вот,
слушай...


Russian Cats Portal 2008 © 2018